Экономика: Самый страшный сценарий газового разрыва Украины с Россией

На фоне провала очередных переговоров вероятность того, что газовые отношения России и Украины будут полностью закончены с 1 января 2020 года, серьезно выросла. При самом негативном развитии ситуации неприятности могут возникнуть как у самих участников газовой сделки, так и у европейских потребителей. Что же конкретно ждет каждую из трех сторон в случае воплощения самого плохого сценария?

Представители России, Украины и Евросоюза на газовых консультациях 8 ноября так и не достигли прогресса по ключевому вопросу о взаимном отказе от судебных исков, сообщил европейский источник в Брюсселе. ЕК предложила провести трехстороннюю министерскую встречу по газу 19 ноября.

Все идет к тому, что договориться так и не получится. Какой самый страшный сценарий грозит Украине, ЕС и России этой зимой? Что будет, если транзита через Украину не будет, прямых закупок российского газа украинцами – тоже, обходные газопроводы РФ начнут качать газ не раньше апреля – мая 2020 года, а зима 2019/2020 года, несмотря на глобальное потепление, как назло, будет холодной?

Конечно, самый негативный сценарий – это лишь один из возможных сценариев, и, скорее всего, не самый вероятный, по крайней мере, хотелось бы в это верить. Однако самый страшный сценарий наглядно покажет, что же стоит на кону у каждой из сторон текущих газовых переговоров.

Как на Украине будет развиваться самый худший сценарий в случае газовой войны? При отсутствии транзита Украина не сможет получать реверсный газ из Польши, Словакии и Венгрии, как сейчас. А это порядка 10 млрд кубометров в год. Потому что европейцы, по сути, просто перепродавали российский газ. Однако с января 2020 года Венгрии и Словакии самим станет не хватать топлива, поэтому об Украине они забудут.

У Польши тоже не будет лишнего газа. Единственный вариант для Киева – это организовать закупку американского сжиженного природного газа с польского СПГ-терминала. Сейчас терминал все равно не заполнен. Цена такого газа, правда, будет невероятно высокой. «Танкерные поставки будут привязаны к спотовым поставкам, где цены взлетят очень сильно», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Ведь в случае газовой войны неизбежны паника и дефицит газа в период зимнего повышенного спроса, что приведет к резкому росту цен на сырье на европейском спотовом рынке.

Все потребности украинских потребителей поставки СПГ в любом случае не покроют, так как мощности СПГ-терминала недостаточно для этого.

«Импорт СПГ лишь немного облегчит прохождение отопительного сезона. Но с имиджевой точки зрения это будет важная вещь. США и Украина смогут кричать, что Россия – ненадежный поставщик ресурсов, опять не поставила газ по политическим мотивам. Американский СПГ в этом случае спаситель, который приходит туда, где страдает и замерзает потребитель. США выгодно продвинуть историю «американского газа свободы», который спасет европейцев от деспотичного российского газа», – говорит Юшков.

Кроме СПГ Украина будет пытаться покрыть потребление за счет запасов в собственных подземных хранилищах. И если в начале зимы эта схема еще может сработать, то по мере снижения объемов газа в ПХГ уменьшаются и возможности ежесуточного отбора газа из хранилищ. Это значит, что если к концу зимы или в марте ударят морозы, то ни американский СПГ из Польши, ни украинские ПХГ не справятся с возросшим спросом на газ.

При негативном сценарии главная задача Киева – не заморозить население. Поэтому для начала будут ограничивать отопление и электроэнергию (многие ТЭС на Украине перевели с угля на газ) для промышленности.

«Будет введена чрезвычайная ситуация в энергетике, ежесуточный мониторинг. Социальные объекты – детские сады и школы – уйдут на каникулы.

Вузы и некоторые административные здания будут работать по сокращенной программе. Продолжат обогревать и давать свет будут только в больницах. Промышленность, скорее всего, ограничат или полностью отключат от энергетических ресурсов. Все зависит от суровости погоды. Главная задача – обеспечить светом и теплом жилые дома и больницы», – говорит собеседник.

Главное, чтобы не произошло аварий в энергосистеме Украины, вероятность которых в условиях работы энергосистемы на износ возрастает.

«Украина будет пытаться заменить топливо, то есть в условиях дефицита газа топить не газом, а углем или мазутом. У ТЭЦ, как правило, есть возможность перейти на резервное топливо. Будут скрести по сусекам и по максимуму загружать все, что есть», – полагает газовый аналитик.

Правда, угля тоже может не хватать. «Пока все внимание будет сосредоточено на газовой войне, Украина под шумок начнет покупать российский уголь транзитом через Белоруссию или даже напрямую через Черное море. Уже никто не будет носом воротить и проверять, не донбасский ли он», – не исключает эксперт ФНЭБ.

И, конечно, удорожание энергоресурсов не пройдет бесследно. «Украинская промышленность и экономика столкнутся с очень серьезным вызовом. Подорожание энергоресурсов ведет к снижению конкурентоспособности производства, одновременно увеличатся счета у пользователей услуг ЖКХ, как физических лиц, так и промышленных предприятий, что приведет к сокращению внутреннего спроса – и потребительского, и промышленного», – говорит начальник отдела инвестидей «БКС Брокер» Нарек Авакян.

Для Евросоюза разрыв газовых отношений России и Украины тоже может оказаться крайне печальным. Хотя европейские потребители защищены от замерзания немного лучше.

«Первое, что сделают европейцы, – это позволят загрузить газопровод Opal на полную мощность, и по «Северному потоку – 1» снова пойдут большие объемы топлива.

В прошлом году газопровод показал, что может качать даже больше проектной мощности в 55 млрд кубов», – говорит Юшков.

Во-вторых, Газпром будет доставать газ из подземных хранилищ в Европе, в которые закачал исторически рекордные объемы. В-третьих, Газпром может скупать СПГ для того, чтобы выполнить свои обязательства по контрактам с европейцами.

Наконец, европейские страны тоже могут перейти на другие источники энергии. «Таким образом европейские потребители могут и не заметить никакого кризиса. Но это будет дороже, чем использование газа», – считает Юшков. По его мнению, в ЕС будет больше паники, чем реального дефицита газа, но определенные проблемы могут возникнуть в ряде стран Юго-Восточной Европы, в частности в Сербии и Венгрии. В худшем случае здесь могут возникнуть временные ограничения по газу для промышленности. В любом случае расходы на спотовый газ в ЕС этой зимой, вероятно, станут рекордными, что для экономики совсем не благо.

Наконец, как переживет Газпром и Россия эту зиму без украинского транзита?

Плюс для Газпрома в том, что он сможет продать все – и то, что идет по газопроводам, и то, что он накопил в подземных хранилищах, и даже российский СПГ с Ямала, который «Новатэк» обещал ему продать в тяжелую минуту.

Однако минус в том, что если этих объемов будет не хватать (спрос в ЕС будет зависеть от погоды) и надо будет докупить газ с рынка, то Газпрому придется брать дорогущий газ на спотовом европейском рынке условно по 400 долларов, а продавать своим клиентам по контрактным ценам – менее 200 долларов, указывает Юшков. Ведь стоимость российского газа не изменится, так как она прописана в договоре и привязана больше к нефтяной корзине, а не к споту.

В худшем случае Газпром первые три месяца 2020 года будет терпеть убытки – либо из-за того, что не продаст дополнительные объемы газа, либо потому, что придется выполнять контрактные обязательства за счет скупки дорого газа на споте. Возможно, Газпрому придется заплатить штрафы за недопоставки в рамках контрактных обязательств в ту же Венгрию и Сербию.

«Для Газпрома этот отопительный сезон – история не про то, как заработать сейчас, а про то, как продержаться и раз и навсегда избавиться от головной боли в виде украинского транзита и зарабатывать потом»,

– говорит Юшков. Тем более, если будут опустошены европейские подземные хранилища, в течение года Газпром сможет наверстать по объему экспорт: спрос на газ подрастет за счет активной закачки ПХГ.

«Для России в принципе любой вариант развития событий, кроме нынешнего, уже будет вполне приемлемым. Если транзит прекратится совсем, можно будет спокойно развивать поставки по новым газопроводам. Если же транзит сохранят, то точно не на текущих условиях – Украине либо придется значительно сократить тарифы, либо ввести серьезные скидки за объемы транзита», – считает Авакян.

Однако Газпром и Россия столкнутся с имиджевыми проблемами. Всей этой историей непременно воспользуются неприятели. Россию обвинят во всех грехах, как на Украине, так и в Польше, Прибалтике и, конечно, США.

С другой стороны, эта зима покажет, что на самом деле будет с европейским рынком, если Брюссель будет продолжать препятствовать трубопроводным газовым проектам и поощрять поставки СПГ в Европу. И как важен запуск на полную мощность «Северного потока – 1», а потом и «Северного потока – 2» вместе со второй ниткой «Турецкого потока».

«Радикальные сценарии, как правило, не сбываются. Но, скорее всего, Россия и Украина ничего не смогут подписать, обе стороны уперлись. Транзита, вероятно, не будет», – заключает Игорь Юшков. Поэтому реализуется ли самый страшный сценарий газовой войны, зависит больше от погоды. Если зима будет мягкой, то все стороны конфликта пройдут отопительный сезон более-менее спокойно, если говорить о конечных потребителях тепла и электричества – жителях ЕС и Украины. Если же зима будет морозной, несмотря на глобальное потепление, особенно если морозы ударят в марте, то можно ждать беды – страданий простых потребителей энергоресурсов уже будет не избежать. 

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД