Экономика: Почему «банковское рабство» в России процветает

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина признала, что, несмотря на все принятые меры — как законодательные, так и административные — избавиться от «банковского рабства» в России так и не удалось. Что это за банковская зависимость россиян, чем она так вредит гражданам и экономике и почему ее оказалось так сложно победить?

«Банковское рабство» все еще существует в России, и с ним необходимо бороться, заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина в рамках форума Finopolis. «Мы когда-то говорили, что правительство занимается ликвидацией «мобильного рабства», но «банковское рабство» существует», – сказала она.

Глава ЦБ подчеркнула, что у потребителей должна быть возможность выбирать услуги вне зависимости от того, в каком банке открыт счет. «Это то, над чем мы должны думать, и мы как регулятор хотели бы получать ответную реакцию рынка, что нам сделать для того, чтобы это устранить», – резюмировала глава ЦБ.

В чем же заключается банковское рабство по версии Набиуллиной?

Судя по всему, она ведет речь о так называемом зарплатном рабстве. Хотя эту проблему на самом деле начали решать еще в 2014 году. Именно тогда в Трудовой кодекс были внесены изменения, которые разрешают сотруднику просить работодателя перевести зарплату в тот банк, чьи реквизиты он предоставит. Достаточно написать письменное заявление, и работодатель не имеет права отказать в этом своему сотруднику. То есть на законодательном уровне эта проблема уже давно решена.

Однако на практике все оказалось не так просто. Не случайно этой весной Минтруда предложило внести поправки в Кодекс об административных нарушениях, которые предлагают наказывать штрафом работодателя за воспрепятствование праву работника выбрать банк.

По факту «зарплатное рабство» никуда не делось. «Хотя сменить банк уже несколько лет как можно, пользуется своим правом не более 5% всех держателей зарплатных карт», – говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

Зачем работнику вообще менять зарплатную карту, ведь условия в разных банках по ним почти не отличаются? Причины могут быть разные. Например, сотруднику может не нравиться по тем или иным причинам выбранный работодателем банк. Возможно, ему удобней пользоваться банкоматом другого банка для снятия или внесения средств. Или, например, он хочет взять ипотеку в ином банке, и удобней быть зарплатным клиентом именно этой финансовой организации. И меньше справок может потребоваться, и оплачивать кредит можно без комиссий в онлайн-банкинге. Порой это может быть еще и выгодней, так как некоторые банки предоставляют чуть более низкую процентную ставку своим зарплатным клиентам.

Но почему для работодателей смена банка создает такую проблему, в чем их интерес в сохранении «рабства»? Для них работа с одним банком удобней и выгодней. Перевод даже части сотрудников в другой банк создает нагрузку на бухгалтерию. Потому что обычно зачисление денег ежемесячно происходит по реестру, когда не надо вбивать вручную данные по каждому сотруднику. Кроме того, выгодней переводить зарплаты с расчетного счета организации на счета сотрудников в рамках одной финансовой организации.

Работодатель выбирает для зарплатных счетов банк, в котором у него открыты операционные счета, с целью снижения расходов на уплату комиссий за осуществление переводов средств между банками, отмечает Жарский.

Так как крупнейшим работодателем в России является государство – в общей сложности до 75% россиян получают основной доход от государства, то они используют те же государственные банки, формируя заведомо неравные условия на рынке, считает эксперт. По итогам 2017 года было выпущено 31,2 млн карт платежной системы «Мир», которые эмитировались в основном крупнейшими государственными банками, а держателями этих карт являются практически исключительно граждане, получающие доход от государства, то есть в основном это зарплатные карты.

В итоге желающих сменить зарплатный банк в России немного. Причины вполне очевидны. Во-первых, госбанки выглядят надежнее коммерческих, хотя за эту надежность и приходится платить, так как комиссии за одни и те же операции у них зачастую выше, говорит Жарский.

Во-вторых, благодаря своей финансовой мощи крупнейшие банки предлагают сервисы более высокого качества. Например, Сбербанк в рамках всего одной закупки услуг по доработке мобильного приложения, информация о которой была опубликована в 2017 году, оценил стоимость контракта в 0,27 млрд рублей. 

Набиуллина права, говоря, что бурное развитие таких технологий, как системы онлайн-платежей и мобильный банкинг, о которых еще несколько лет назад мы могли только мечтать, стало возможным во многом благодаря действиям крупных банков.

«Можно ли говорить, что в такой ситуации крайне ограниченное число участников рынка банковских услуг получает нерыночные конкурентные преимущества? Безусловно, и тут не согласиться с главой ЦБ сложно», – отмечает эксперт.

Можно, конечно, посчитать «банковским рабством» тот факт, что за перевод денег со счета одного банка в другой приходится платить комиссию. Более того, в Сбербанке, например, установлена комиссия за перевод денег внутри банка на карту в другом городе.

Однако Набиуллина вряд ли ведет речь об отмене комиссий, ведь банкам надо на чем-то зарабатывать.

По факту здесь нет какого-либо «рабства», так как клиент может выбирать любой банк на свое усмотрение, никто его не принуждает держать деньги на карте госбанка.

«Если клиентам Сбера не нравится, что за перевод между клиентами региональных отделений банков взимается комиссия, сопоставимая с комиссией, взимаемой при переводе между клиентами разных банков, то они вольны не пользоваться услугами Сбера. Правда, многие остаются его клиентами и переплачивают, просто потому, что в ряде случаев не имеют опыта обслуживания в другом банке. А зачем, если и банк надежный, и карточку уже выдали в бухгалтерии? Либо потому, что у них нет альтернативы, так как работодатель создает препятствия для смены зарплатного банка, а выводить средства на счет в другой банк по факту начисления зарплаты дорого и, скорее всего, лень», – резюмирует Илья Жарский.